alexander_konev

Category:

«Теология»: история термина

 Сам термин «теология» по своему происхождению не является ни библейским термином, ни христианским неологизмом. Он имеет довольно древнее греческое происхождение и состоит из двух частей: θεός, то есть Бог, и λόγος, что может означать «учение», «дискурс», «значение» или «слово». Один из возможных переводов этого слова на русский язык — «дискурс о Боге». Также оно может быть переведено и выражением «речь Бога», хотя изначально такой смысл не предполагался теми, кто использовал это слово. Первое зафиксированное в доступных нам тестах употребление этого слова мы встречаем у Платона в диалоге «Государство» (II, 379A). Однако оно встречается у него только один раз, да и то — в том значении, которое мы ныне обозначили бы как «мифология». Словом «теология» Платон обозначал мифы, содержащиеся в произведениях греческих поэтов. Тем не менее, некоторые исследователи Платона полагают, что на возникновение теологии как науки именно его творчество оказало сильное влияние. Само же слово «теология» употреблялось в значении «мифология» также и Аристотелем; например, в «Метафизике» он называл Гесиода и Гомера «теологами». Ученик Платона, Аристотель, однако, также использовал термин «теология» как синоним «первой философии», то есть в том значении, которое мы сегодня обозначаем термином «метафизика» (сам он слова «метафизика», кстати, никогда не употреблял, это название его знаменитая книга получила уже после смерти своего автора). Марк Теренций Варрон в I-м веке до Р.Х. разделил теологию на три рода: поэтическую (та же мифология), философскую и политическую. Эти три рода в Римской империи существовали более или менее независимо друг от друга; поэтическая теология постепенно теряла влияние, но общественный культ оставался символическим действием, важным для поддержания порядка в государстве, так что власти тщательно следили за тем, чтобы население не пренебрегало им. 

Эти значения термина наложили отпечаток на культурную традицию, и этим объясняется, в частности, почему христианские авторы долго избегали употребления термина «теология», ассоциируя его с языческими мифами. Интересно, что в первый раз в названии богословского трактата это слово встретилось только в XII веке у Абеляра. Ранние христианские авторы предпочитали другие термины, например, у Юстина Мученика мы встречаем выражение «истинная философия». Реабилитация термина «теология» началась у Климента Александрийского (150–215), который назвал так учение Моисея, а также обозначил через этот термин любое знание о Боге, в том числе знание христианское. У Оригена (185–254) глагол theologein значил «проповедовать» или «исповедовать Бога», а существительное theologia — познание Бога через Логос (ср. Ин 1). Это познание не было чисто интеллектуальным, но предполагало мистическое созерцание (theoria, что буквально означает «боговидение»). 

В процессе богословских дискуссий IV века термин «теология» приобрёл новое значение: так стало называться учение о тайне Троицы; «теологией» называли дискурс о Боге in se, то есть «внутри себя», а «экономией» (oikonomia) дискурс о Боге ad extra, то есть о божественном плане спасения, в первую очередь о Боговоплощении. Именно исходя из такого «внутритринитарного» понимания термина теология в византийской традиции титул «богослова» как часть собственного имени конкретного автора закрепился только за Иоанном Евангелистом, Григорием Назианзином (325–389) и Симеоном Новым Богословом (949–1022). 

На Западе термин «теология» использовался Боэцием (480–525), и означал раздел философии более возвышенный, чем philosophia naturalis, задействовавшая только естественный разум, но не Откровение. В более широкое употребление термин входит с IX века, вместе с распространением Corpus Areopagiticum. Лишь Алкуин (735– 804), Ансельм Кентерберийский (1033–1109) и Абеляр (1079–1142) придали термину значение, наиболее нам знакомое сейчас: систематизированный дискурс о христианском вероучении. Гуго Сен-Викторский (1096—1141) сохраняет значение термина, использованное Боэцием, но в то же время использует термин в значении «речь Бога» (а не о Боге), что соответствует Слову Откровения Бога, данному в Библии. Первое значение термина он определяет как theologia mundana (мирская теология), а второе — как theologia divina (божественная теология). 

Надо иметь в виду, что примерно на рубеже XIII и XIV веков термин theologia начинает обозначать содержание христианской веры, заменяя использовавшиеся ранее в этом значении термины sacra scriptura, sacra pagina, doctrina fidei и sacra doctrina. В первый раз в названии трактата слово theologia использует Абеляр (целых три его работы включают в своё заглавие это слово: Theologia Summi Boni, Theologia Christiana и Theologia Scholarum). Интересно, что, хотя знаменитый труд Фомы Аквинского (1225–1274) и называется Summa Theologiae, сам он почти всегда, говоря о том, что мы называем теологией, использует термин doctrina sacra. Согласно определению Альберта Великого (1200–1280), «теология есть наука в высочайшем смысле и о наивысших вещах»: потому она даёт познание истины посредством не одного лишь интеллекта, но вовлечением всей личности. Интересно, что Альберт и Фома обратили внимание на то значение термина «теология», которое использовал ещё Аристотель, то есть «наука о первоначалах». Они посчитали, что есть несомненное сходство между doctrina sacra и аристотелевским пониманием науки и её структуры. 

Начиная с Фомы, проведшего огромную работу по систематизации богословского знания, теология понималась уже как систематически упорядоченное понимание веры. В этот период появляется титул «магистра теологии», то есть специалиста-теолога, интеллектуала, занимающего важное положение в средневековом обществе. Конечно, были и те, кто возражал против такого хода событий, критиковал «рационализацию священной доктрины» и делал акцент на непосредственности духовного опыта (например, см. книгу Фомы Кемпийского «Подражание Христу»). Генрих Гентский (1217–1295) в конце XIII века настаивал на том, что теологией является лишь божественный закон, содержащийся в Библии, и что Писание открывает истины, недоступные для ratio. Сходную позицию занимал Роджер Бэкон (1214–1294).

Дунс Скот (1266–1308), следуя Генриху Гентскому, говорил о двух видах теологии: «божественной теологии» (theologia in se) и «нашей теологии» (theologia in nobis). Первый вид теологии доступен только для самого Бога и для блаженных, которым даровано созерцание сущности Бога. «Наша теология» полностью зависит от данных, полученных в Откровении и от веры, и она не может быть структурирована по модели знания, присущего аристотелевской «теологии». Поэтому вся теология, согласно Скоту, должна быть ориентирована на религиозную практику, и может быть только практической, но не теоретической наукой (интересно, что в XX веке эту же точку зрения высказывал такой влиятельный философ, как Людвиг Витгенштейн). По мнению Скота, философия и теология являются радикально различными дисциплинами, и их предметы практически не пересекаются. 

Эпоха Возрождения вносит новые коррективы в понимание теологии. Эразм Роттердамский (1469–1536) утверждает, что под термином «теология» должно пониматься не размышление человека о божественных вещах, а выслушивание Слова Божия человеком[1]. Этот же мыслитель указал, что задача теологии не является исключительно функцией интеллекта, но вовлекает человека полностью, включая душу, чувства, страсти и эмоции. Иными словами, теология является одновременно наукой ума и сердца. 

Но особенно резкая реакция против спекулятивной схоластической теологии была продемонстрирована Мартином Лютером (1483–1546). Он формулирует новое понятие: theologia crucis (теология креста), противопоставляя его «теологии славы» (theologia gloriae), которая, по его мнению, была характерна для схоластиков-рационалистов. Он говорил, что теолога делают жизнь и особенно смерть, а не размышление, чтение или умозаключение. Однако, чтение, размышление и умозаключение были неотъемлемой частью теологии самого Лютера. Поскольку Писанию он отводил абсолютную важность, а важнейшим критерием герменевтики Писания считал внутренний опыт веры, то на первое место выходил субъективный критерий. Парадокс этой позиции был в том, что одновременно с жесточайшей лютеровской критикой разума (ratio, Vernunft), именно субъективность человека и его ratio оказывались в итоге решающим фактором. 

Лютер подчёркивал, что предметом теологии является не Бог, но отношение между Богом и человеком, и что теология, таким образом, является практической, а не теоретической дисциплиной. Помощник Лютера, Меланхтон (1497–1560) — ещё более категорично отрицал научный характер теологии.

Немецкие пиетисты понимали теологию как praxis pietatis, основанную на чтении Писания. Однако уже вскоре в Европе возникает противоположное по своему духу направление, деизм. Деизм, в противовес предыдущей тенденции, осмысливает теологию как философию, исследующую исключительно естественными средствами вопросы религиозного характера. Иоганн Землер (1725–1791), протестантский теолог и один из основоположников библейской критики, стремился занять промежуточную позицию между этими крайностями, предложив чётко различать теологию и религию. Согласно ему, теологию невозможно свести ни к библейскому знанию, ни к естественной теологии: она включает довольно сложную структуру, и является занятием для профессионалов, которое для простых верующих, в общем, не нужно (во всяком случае, заниматься теологией непосредственно они не смогут).

Завершая, можем отметить, что множественность возможных значений термина «теология» коренится уже в многозначности входящего в его состав греческого слова λόγος, которое можно перевести на русский язык следующими способами: речь, слово, дискурс, причина, смысл, основание, обещание… 

    

[1] В то время мыслители ещё не задавались герменевтическим вопросом о том, возможно ли слушание, не опосредованное размышлением, пониманием и интерпретацией — и результатом такой герменевтической наивности стала полемика вокруг теологии апостола Павла, в которой богословский контекст XVI века был перенесён на тексты апостола.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded