alexander_konev

Category:

Систематическая рефлексия о Боге Откровения (8 аксиом)

Предметом теологии является Бог, жизнь Церкви и её учение, основанное на Откровении триединого Бога. Если мы обратимся к мысли Фомы Аквинского, то можем заметить, что, согласно ему, предметом теологии является Бог и то, что связано с Богом (не исключая мира, сотворённого Богом). При этом надо уточнить, что первичным предметом теологии является именно Бог христианского Откровения. 

Но из этого не следует, что христианская теология равнодушна к тому, что можно знать о Боге без помощи Священного Писания, опираясь лишь на так называемый «чистый разум». Эта проблематика является ключевой для таких под-дисциплин, как естественная теология и апологетика. Можно вспомнить, что уже в работах Отцов Церкви Бог рассматривается как абсолютная и бесконечная реальность, как трансцендентный и сверхсущий, как причина существования всей сотворённой реальности. Этот теологический дискурс очевидным образом включает в себя метафизику. 

В Новое Время работы некоторых философов (например, Гегеля и Фихте) показали, что есть определённая трудность в том, чтобы мыслить Бога одновременно как личностного Бога Откровения, и как философский Абсолют. Шеллинг говорил о Боге как об Абсолютном Субъекте, и эта идея, воспринятая многими теологами, затем создала затруднение для адекватного понимании христианского учения о Троице: сведение трёх божественных Лиц в одну Абсолютную личность оказалось близко к «ереси модализма», существовавшей в III веке. Абсолютный идеализм немецкой философии в некоторых своих аспектах напоминает о христианской апофатике (например, в том, что касается невозможности объективировать Бесконечное и концептуализовать Абсолют).[1] Влияние философского идеализма привело к возникновению романтического религиозного идеализма, для которого единственным видом религиозности становится чувство бесконечной зависимости от Абсолюта, источника всякого бытия (как, например, у Шлейермахера). Идеалистическая философия размывала границу между обусловленным и необусловленным, и, отстаивая принцип идентичности, приближалась скорее к пантеизму, чем теизму. 

Чтобы дать адекватный теологический ответ на вызовы современности относительно христианской веры, мы должны учитывать церковный опыт познания Бога, открывающегося себя. Феликс Пастор постарался описать этот опыт, сформулировав 8 аксиом теологии.[2]

8 теологических аксиом о Боге

1. Фундаментальная аксиома звучит так: «Бог, открывший себя, одновременно является Богом скрытым». Эта аксиома указывает на напряжение, всегда существующее между Божественным Откровением и тайной Бога, «обитающего во свете неприступном». 

2. Гносеологическая аксиома такова: «Бог познаваемый одновременно является Богом непостижимым». Это означает, что мы не в состоянии полностью постичь бесконечного Бога; как писал Фома Аквинский, мы может познавать Бога (intelligere Deum), но неспособны понять Бога (comprehendere Deum)

3. Онтологическая аксиома: «Бог имманентный является одновременно Богом трансцендентным». Религиозный опыт утверждает, что Бог одновременно бесконечно близок (Он присутствует в творении, истории спасения и благодати) и в то же время бесконечно далёк (вне времени и вне пространства, бесконечно иной, нежели сотворённый Им мир). 

4. Аксиома идентичности говорит, что «только Бог есть Бог». Это значит, что Бог абсолютно уникален. Данную аксиому называют иногда «информативной тавтологией». 

5. Аксиома реальности: «Бог есть необходимая реальность». Эта мысль восходит к понятию о Боге как высшем Бытии (summum esse). В терминах схоластики Бог это Ipsum esse per se subsistens

6. Этическая аксиома такова: «Бог, которому подобает доверять, есть одновременно и Бог, внушающий трепет». Это отражает религиозный опыт общения с Богом личностным и свободным. Можно тут вспомнить формулу Рудольфа Отто о Боге как Mysterium tremendum et fascinans. Верующие говорят одновременно о любви к Богу и о «страхе Божием».

7. Аксиома личного отношения: религиозный язык предполагает наличие личностного отношения между Богом и человеком. Структура религиозного опыта такова, что нет смысла говорить об «объекте» религии, упуская из виду субъект. Кроме того, религиозное отношение превосходит стандартную гносеологическую схему объект-субъект, поскольку «объектом» оказывается Личность. 

8. Аксиома единства Бога: один и тот же Бог является Богом Завета, Богом теофаний, Богом мистического опыта, Богом библейского Откровения, Богом, которого мы встречаем в Таинствах. Отсюда следуют очень важные выводы относительно исторического религиозного опыта всего человечества. Декларация Второго Ватиканского Собора об отношении Церкви к нехристианским религиям Nostra Aetate учит нас: «Уже с древности и вплоть до нынешнего времени у различных народов существует некая восприимчивость к сокровенной силе, наличествующей в ходе вещей и в событиях человеческой жизни, а иногда и признание Верховного Божества или даже Отца. Эта восприимчивость и это признание пронизывают их жизнь глубоким религиозным содержанием. Религии же, связанные с прогрессом культуры, стараются отвечать на те же вопросы понятиями более утончёнными и языком более разработанным» (NA 2).

    

[1] См. статью https://alexander-konev.livejournal.com/164119.html

[2] DFT, 326–327

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded