Александр Конев (alexander_konev) wrote,
Александр Конев
alexander_konev

Category:

Эвери Даллес о возможности создания новой модели понимания Откровения

Пять моделей, описанных Даллесом, ставят нас перед задачей определения собственного отношения к Откровению. Как мы видим, каждая из моделей имеет какие-то отдельные преимущества, но ни одна из них не является полностью удовлетворительной.  Что нам делать с ними?

Как сравнить модели?
Пока что мы ещё не убедились ни в том, что модели дополняют друг друга, ни в том, что они полностью взаимоисключающи. Во всяком случае, очевидно, что имеются некоторые вопросы, на которые модели отвечают по-разному. Откровение ясно и понятно или же парадоксально? Оно непосредственно или опосредовано чем-то? 
Достоинства и недостатки
Каждая модель имеет какие-то достоинства. Первая модель защищает авторитет Откровения, вторая выходит за пределы чисто вербальных форм, и обращается к истории, чтобы обрести уверенность в Боге, третья подчёркивает значение личного опыта присутствия Бога, четвёртая настойчиво говорит о дистанции между Богом и греховным творением, пятая акцентирует действие человека и его задачу. 
Но у каждой есть и недостатки. Первая слишком большое значение придаёт пропозициональным формам и слишком близка к буквализму. Вторая не вполне объясняет, как исторические события сами по себе могут свидетельствовать о присутствии Бога, и оставляет неясной роль интерпретации. Третья не поясняет, каким образом человеческое сознание может быть способно к непосредственному восприятию Бога. Четвёртая непоследовательна в своём рассуждении: действительно, как два противоречащих друг другу высказывания могут порождать в итоге что-то понятное? Пятая порождает подозрения в релятивизме.
Если попробуем оценить эти модели с точки зрения их верности Библии, то лидируют первая, вторая и четвёртая. В том, что касается верности традиции, первая и четвёртая будут лучше, чем третья и пятая, а может быть, и чем вторая. По внутренней логике первые три модели кажутся более удовлетворительными, чем четвёртая и пятая. По критерию вызываемого доверия (правдоподобия) вторая, третья и пятая кажутся лучше. Что касается связи с личным опытом, то лидируют третья, четвёртая и пятая. С точки зрения практической эффективности — первая оказалась полезна для Церкви как института, третья стимулирует духовную жизнь, а пятая — общий прогресс человечества. Теоретическая плодотворность говорит в пользу четвёртой модели, которая породила многих выдающихся теологов, а третья напротив, очень бедна теоретическими плодами. Что до способности к диалогу, то третья и пятая модели явно предпочтительнее первой, второй и четвёртой. 
Возможности для выбора
Поскольку видим, что критериев для выбора очень много, то понятно, что не удастся выбрать модель, оптимальную по всем показателям. Можно выбрать одну из них, отвергнув остальные, или же в духе эклектики разделить свои предпочтения между ними в зависимости от того, как они отвечают на важные вопросы. Также можно попытаться как-то гармонизировать эти модели, сглаживая их противоречия, либо же разработать новую модель, собрав её из частей пяти рассмотренных ранее. 
Возложить всё надежды только на одну модель, конечно, можно: тогда занятая позиция будет очень понятной. В общем, к каждой из моделей можно отнести целый ряд теологов, преимущественно в ней и работающих. Но это не очень приятный выбор, потому что тогда придётся отказаться от достоинств, которые имеют остальные модели.
Можно стать эклектиком, если хочется сохранить всё хорошее, что имеют разные модели. Но теология не любит непоследовательности и противоречий, поэтому такое решение вызовет много проблем. Ведь ни одну теологическую проблему нельзя рассматривать в изоляции от прочих проблем. Решая отдельные вопросы, неизбежно придётся столкнуться с мета-вопросом о характере богословского подхода в целом. 
Также можно попытаться гармонизировать две-три модели (конечно, попытаться можно гармонизировать и все пять, хотя это будет затруднительно). Например, можно попробовать соединить акцент на непосредственности Откровения, характерной для третьей модели, следуя в то же время четвёртой модели, подчёркивая дистанцию между Богом и человеком. 
Ещё одной возможностью является инновация. Теология — живая дисциплина, в ней всегда возможны открытия. Например, четвёртая и пятая модели появились лишь в XX веке, до этого их не было. История теологии показывает, что обычно творческая инновация рождается из глубокого понимания традиции. Напротив, радикальный разрыв с традицией редко даёт долговременные плоды. Исходя из этого, мы можем предположить, что новые модели понимания Откровения будут модификациями предшествующих моделей. 
В знаменитой работе Бернарда Лонергана «Метод теологии» одна из глав называется «диалектика». Цель этой диалектики, согласно Лонергану, состоит в том, чтобы определить фундаментальные конфликты между различными интерпретациями прошлого и нынешнего. Исследователь должен выделить позитивные ценности (Лонерган называет их «позициями») и недостатки (это, соответственно, «контрпозиции»). Задача диалектики в том, чтобы сформулировать новое предложение по типу гегелевского «снятия» (Aufhebung) предшествующих теорий. Но это снятие, как замечает сам Лонерган, скорее соответствует пониманию Aufhebung Карлом Ранером, то есть синтез предлагает нечто новое, собирает все достоинства старых моделей на новой базе, но не устраняя старые модели, а включая их в новую. Такой подход требует от теолога «трансценденции» прежних подходов.
Конечно, для того чтобы создать новую теорию, надо иметь пред-тематичекое понимание того, что такое Откровение, то есть черпать из начального источника, иметь личный контакт с этой реальностью. 
Tags: Откровение, Эвери Даллес, теология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments