alexander_konev

Category:

Карл Ранер об Analogia Entis

Следующее рассуждение Ранера об analogia entis мы можем найти в «Основаниях веры», стр. 99–100. Мысль у него тут довольно интересная, поскольку она очень гармонично и непринуждённо помещает средневековую концепцию analogia entis в контекст трансцендентальной теологии XX века. 

В схоластической философии так называемая analogia entis часто изображается как нечто вторичное и среднее между однозначностью и неоднозначностью: о Боге как будто необходимо сказать нечто, а затем становится ясно, что сказать этого, по существу, нельзя, ибо изначальное понимание содержания этих высказываний происходит из чего-то иного, имеющего мало общего с Богом. Поэтому приходится создавать аналогичные понятия, находящиеся посредине между однозначностью и неоднозначностью. Но это неверно. Трансценденция есть нечто более исходное в сравнении с категориальными, однозначными частными понятиями, поскольку трансценденция — это стремление к безграничному горизонту всего нашего духовного движения — как раз ведь и есть условие, горизонт, несущая основа, благодаря которой мы можем сравнивать друг с другом и упорядочивать отдельные предметы опыта. Это трансцендентальное движение духа более исходно, и именно оно называется словом «аналогия», имеющем в данном случае иной смысл. Поэтому такая аналогия не имеет ничего общего с представлением о вторичной, неясной промежуточной позиции между ясными понятиями, с одной стороны, и такими словами, которые при одинаковом фонетическом звучании обозначают две совершенно разные вещи, с другой.

Из самой сущности трансцендентального опыта (поскольку он есть условие возможности всякого категориального познания отдельных предметов) следует, что аналогичное высказывание обозначает вообще самое исходное в нашем познании, а потому однозначные и неоднозначные высказывания (как бы хорошо ни были они знакомы нам из нашей науки и нашего повседневного обращения с реальностями, данными в опыте) суть лишь ущербные модусы того более исходного отношения, в котором мы находимся с нашим трансцендентным «Куда». И это более исходное отношение есть именно то, что мы называем аналогией — оно парит между категориальной отправной точкой и непостижимостью священной Тайны, то есть Бога. Можно выразить это так, что мы сами существуем по аналогии через нашу основанность на священной Тайне, всегда ускользающей от нас, однако, всегда при этом конструирующей нас через свое проявление и указание нам направления к конкретным, встречающимся нам отдельным реальностям категориального типа внутри пространства нашего опыта, которые затем, в свою очередь, становятся средством, отправной точкой для нашего знания о Боге.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded