January 5th, 2011

Современные критики паламизма

 Ряд современных авторов критикует Паламу за исключение божественных Ипостасей из живого опыта человека: «Складывается впечатление, что божественные Лица Григорий осмысляет как некий промежуточный уровень между сущностью и энергиями. В этом, по мнению D. Wendebourg, и заключается, пожалуй, главная слабость паламисткого богословия: тварь не может иметь непосредственной связи с божественной ипостасью: она имеет её только с ипостасью, выраженной в энергии. Заключив Божественные Лица в неприступной Божественной сущности, которой невозможно стать причастным, Григорий действительно исключил Троицу из нашего спасения». (Евгений Зайцев, Учение В. Лосского о теозисе, 97).
Андре фон Иванка убеждён, что реальное различение между Божественной сущностью и энергиями противоречит всей богословской мысли греческих Отцов Церкви: «Любое строгое различение между Божественной сущностью и энергиями паламитского образца» в трудах каппадокийских отцов исключается по той причине, что очень часто и об энергиях говорится как о непостижимых и неприступных для человека.»
Роуэн Уильямс (в работе The Theology of Lossky) считает, что в философском плане паламизм представляет довольно неудачное совмещение неоплатонической и аристотелевской систем, смесь крайнего реализма неоплатонической метафизики и аристотелевской логики.  «Палама превращает сущностно-энергийное различение, используемое каппадокийскими отцами в чисто гносеологическом смысле, в онтологическое различение на уровне самого Бога, используя философскую терминологию, несущую различные смысловые нагрузки». (Евгений Зайцев, Учение В. Лосского о теозисе, 223).