May 18th, 2017

3 - La teologia morale matrimoniale (Prof. Vidas Balčius)



Из интересных моментов этого подхода к моральной теологии я отметил бы постепенный переход от эссенциалистского к экзистенциальному анализу морали, от деонтологии к телеологии, учитывающей реальные цели человека в конкретности его жизненной ситуации, и от рассмотрения проблем морали преимущественно в рамках естественного закона к рассмотрению их в контексте интерперсональных отношений. Кажется, что, действительно, в прошлом нередко имела место недооценка аспекта человеческих отношений и их главенствующей роли для моральной теологии.

Невежество порождает самоуверенность

Интересное исследование провели психологи университета Корнелл (Cornell University). Результат стал известен как феномен Даннинга-Крюгера. Оказывается, что чем ниже реальные способности человека, тем выше он оценивает их в сравнении со способностями окружающих. Студенты, замкнувшие списки участников теста, считают, что они справились с заданиями лучше других. А вот те, кто ответил на пятёрки, наоборот, были склонны недооценивать свои результаты. Как указывает автор заметки (оригинал здесь: https://aeon.co/amp/ideas/what-know-it-alls-dont-know-or-the-illusion-of-competence?utm_content=buffere16e2&utm_medium=social&utm_source=facebook.com&utm_campaign=buffer), ещё Конфуций указывал, что подлинное знание заключается в том, чтобы понимать пределы своей компетенции.

Гарри Каспаров об искусственном интеллекте



Выступление Каспарова в Оксфорде относительно проблем искусственного интеллекта и компьютерных технологий —  полагаю, достойное внимания. Как философ Каспаров, конечно, очень посредственен со своим примитивным прогрессизмом «а-ля XIX век» и отсутствием серьёзных познаний в области философии. Проблемы антропологии он не понимает толком, а как политический мыслитель крайне односторонен и самоуверен. Но как шахматист он — величайший в истории, даже Роберт Фишер и Магнус Карлсен ему не равны, на мой взгляд.
В данном случае его мнение о перспективах искусственного интеллекта всё же интересно, поскольку ему не раз приходилось сражаться против шахматных суперкомпьютеров. Его опыт указал ему на некоторые проблемы «мышления» компьютерных программ, которые, как я думаю, относятся к фундаментальным факторам. В частности, он указывает на проблему неполной индукции. Человек принимает решения в условиях неполноты информации. Как компьютер сможет решить, что собранных данных достаточно для принятия нетривиального решения, если собрана лишь незначительная часть всех возможных данных? Другая проблема компьютера — целеполагание. Компьютер не может решить, какие именно вопросы важны, он не может сам поставить задач: это вопрос воли.