August 21st, 2017

Антиимперский и контркультурный характер символического мира раннего христианства

Райт в своей книге об ап. Павле указывает на ряд характеристик символического мира раннего христианства, носивших в значительной мере подрывной и интиимперский характер. Во-первых, конечно это — исповедание «Иисус Христос есть Господь», подрывавшее претензии, выдвинутые властью императора. Вспомним, что Домициан на своих монетах печатал свой портрет с надписью Dominus et Deus.
Затем, собрания христиан не были частью общественного религиозного культа (а религиозный культ в те времена рассматривался властями как часть необходимого общественного дела, как своего рода «скрепы общества»). Отказ христиан от участия в языческом культе уже сам по себе был серьёзным проявлением политической нелояльности к государству.
Затем — крест как символ славы. Как напоминает тот же Райт, крест ещё до Христа нёс в себе мощнейший символический смысл: он напоминал всем о том, кто в этом мире имеет реальную власть. Даже идеал стоиков о мудреце, неподвластном судьбе, и всегда имеющем прибежище в добровольной смерти, спотыкался о крест, на котором человек становился добычей птиц и насекомых, а его останки выбрасывались в мусор. Это значило, что даже смерть не ставит преграды для способности властей унижать и уничтожать человека. И провозглашение Креста символом победы над смертью бросало вызов империи: её самое сильное символическое оружие объявлялось не только бессильным, но даже и обращённым против самой власти.
В связи со всем этим не стоит преувеличивать лояльности ранней Церкви к государству, а также удивляться раздражению, с которым римские магистраты с самого начала воспринимали христианские общины.