September 29th, 2017

От модерна к постмодерну: культурный поворот и изменение общества

Постмодерн можно рассматривать как трансформацию способов социальной организации, свойственной модерну. Для модерна типична тенденция к секуляризации, индустриализации и бюрократизации, которая соответствует основным идеалам Просвещения: рациональности, автономности индивида и прогрессу. Как культурный и социальный феномен модерн стремился к десакрализации и демистификации знания и социальной организации, а также к «освобождению человека от его цепей» [ср. David Harvey, The Condition of Postmodernity (Oxford: Blackwell, 1990), p. 13]. Для модерна типично триумфалистское восприятие инструментальной рациональности, и представление о всемогуществе этой рациональности, в том числе и в социальной сфере. Для него характерна также жёсткая дихотомия между почти пуританской «этикой труда», стремящейся обеспечить необходимое для жизни человека, и гедонистической «этикой досуга». А для постмодерна сам труд подчиняется логике рынка, его задача — произвести больше развлечений. Можно сказать, что главным бизнесом в постиндустриальной экономике Соединённых Штатов является развлечение. Задача труда не в том, чтобы удовлетворить уже имеющийся спрос, а в том, чтобы посредством маркетинга и рекламы создать спрос.

Лонерган об отличии секуляризации от десакрализации

Лонерган в своей статье “Sacralization and secularization” 17-го тома собрания сочинений (стр. 274–275) пишет о том, что секуляризацию не следует путать с десакрализацией. Секуляризация — это вынесение некоторой области жизни из сферы сакрального, своего рода освобождение, осуществляемое после того, как стало ясно, что включение этой области жизни в сферу сакрального неуместно. Для того, чтобы явление можно было охарактеризовать как секуляризацию, надо понимать, что данная сфера по самому своему характеру является секулярной и распространение на неё религиозного отношения ошибочно. Но что, если такого понимания нет? Тогда явление понимается не как секуляризация, а как десакрализация некоей области — несмотря на то, что её вынесение за пределы сакрального может быть, даже уже запоздало, и является по сути возвращением секулярной сфере того, что принадлежит ей по праву.
Тому, кто мало что знает о важнейших открытиях в области библейских исследований, произведённых в XIX и XX веках, новый стиль католических работ по библеистике может показаться не запоздалой секуляризацией, а непостижимой десакрализацией. Тот, кто мало разбирается в современной науке, может считать, что она просто добавила некоторые новые сведения к тем, что уже были известны ранее, а не полностью поменяла саму свою концепцию. Для такого человека перемены в католической теологии и философии также могут показаться не запоздалой секуляризацией, а недопустимой десакрализацией.