January 8th, 2018

Цицерон и Достоевский об истине бытия

Многим известно изречение Достоевского (см. Дневники писателя) о том, что если бы истина была не во Христе, то он предпочёл бы быть со Христом, а не с истиной. Звучит фраза, конечно, несколько провокационно, особенно в свете евангельского самоопределения Иисуса «Я есть Путь, Истина и Жизнь». Недавно я узнал о сходном изречении Цицерона: «я бы предпочёл ошибаться вместе с Платоном, чем быть правым вместе с пифагорейцами». Мне кажется, что в обоих случаях авторы противопоставляют истину объективную, абстрактную и безличную — истине личностной, истине бытия, переживаемой как полнота и подлинность жизни. 

Проводя параллель с тематикой Нового Завета, можно сказать, что похожие мотивы возникают, когда речь заходит о противопоставлении последующей эсхатологии, и эсхатологии уже осуществлённой, то есть синоптического видения Царства Бога, и эсхатологии Иоанна.