January 29th, 2018

Морис Блондель и обновление апологетики

Начиная с середины XIX века, классическая апологетика подвергалась всё более жёсткой критике сразу с нескольких направлений: философии, экзегезиса, истории, а также со стороны самой теологии. Постепенно осознавалась необходимость замены старой «объективно-традиционной» апологетики на новую апологетику, более отвечающую потребностям времени.  Вариант новой апологетики был предложен Морисом Блонделем в виде апологетики «субъективной и имманентной». Вообще, следует иметь в виду, что необходимость смены стиля апологетики не предполагает создание такой дисциплины, которая будет пригодна для всех времён и эпох. Это было бы снова ошибкой, характерной для классицистского подхода. Задача, которую надо было решить, была много проще: внести коррективы в классическую апологетику.
В 1893 году вышла книга Блонделя «Действие», в которой автор отметил самую серьёзную, на его взгляд, слабость прежней апологетики, а именно игнорирование человеческого субъекта. Блондель обратил внимание на то, что природа человека в своей глубине ориентирована на христианское откровение, отмечена неутолимым стремлением к бесконечному. А это и есть то движение к сверхъестественному, которое имманентно человеку. Отрицание этого стремления противоречит самой имманентной логике человеческого действия. Человек не может дать этого необходимого сам себе, оно ускользает от него, если только не будет дано ему кем-то другим. То, что одновременно необходимо и невозможно — это и есть сверхъестественное, пишет Блондель. Таким образом, выбор человека — это действие, которое может быть либо за, либо против этой трансценденции. В сущности, человек может либо открыться для дара и обрести возможность по-настоящему достойной жизни, которая представляет собой нашу необходимую (хотя и недостижимую своими собственными силами) цель, либо отказаться от трансценденции, и тогда утратить само основание для какого-либо действия.
Главная заслуга Блонделя состоит в том, что он указал на связь между поиском человека и тем, что предлагает ему христианская вера, избавившись, таким образом, от «экстринсицизма» классической апологетики, заключавшегося, прежде всего, в разделении факта Откровения и его содержания. Кроме этого, он обратил внимание на то, что при оценке критериев достоверности нельзя абстрагироваться от субъективных факторов. Мысли Блонделя оказали большое влияние на развитие апологетики, хотя теологи, воспитанные в традиции неосхоластики, в основном не смогли понять суть его позиции.