December 3rd, 2020

Джорджо Агамбен о «чрезвычайном положении»

Джорджо Агамбен, комментируя работы немецкого социального философа Карла Шмитта, бывшего главным политическим философом Германии 30-х годов, и критиковавшего безвольные и нерешительные парламентские государства, очень интересно видит современную политическую ситуацию в контексте теории Шмитта. Согласно Агамбену, парламентская демократия либеральных государств по сути дела является лишь маской, надетой на государство Гоббса, этого Левиафана и «смертного Бога». Сущности либеральных государств Шмитт в тридцатые годы не увидел, но это сейчас становится всё более заметно. Сформулированная Шмиттом доктрина о «чрезвычайном положении», которое является не временной мерой, но центральным источником любой государственной власти, сейчас начинает всё яснее подтверждаться. Всё чаще в наше время «демократические страны» прибегают к тому, чтобы отменять гражданские права и конституционные нормы под предлогом «чрезвычайного положения». Но дело не в исключительности чрезвычайного положения, а в исключительности, наоборот, спокойного времени, когда возможно управлять «мягким образом». Агамбен говорит, что «чрезвычайное положение» находится не на периферии, а в центре принципа государства. А конституционные демократические нормы являются лишь своего рода отвлекающим элементом. Агамбен напоминает, что придя к власти, Гитлер не отменил Веймарскую конституцию (остававшуюся конституцией Германии вплоть до 1945 года), а просто объявил чрезвычайное положение.

Может показаться, что в анализе Агамбена мы обнаруживаем глубокий пессимизм в отношении перспектив суверенных государств, но нам надо тут обратить внимание на один важный момент: безотчётность власти, способной на любое насилие, становится возможной тогда, когда жизнь человека оказалась изъятой из области божественного права. Именно в силу этого государство и становится «смертным Богом». И демократия, как выясняется, вовсе не даёт гарантий от абсолютности притязаний «чрезвычайного положения».