alexander_konev

Category:

Религии мира и Откровение

Что подразумевает понятие религии? Как правило, религия включает молитвы, культ, веру в существование высших сил, призывы к самоограничению человека, этические принципы. Но является ли свойством любой религии наличие откровения Бога? 

Христианство видит религию Ветхого Завета в качестве подготовки ко Христу. Но в том, что касается языческих религий, отношение к ним Библии — негативное, и порой склонное к карикатуре. Начиная со времён апологетов, христианская теология колебалась в своём отношении к небиблейским религиям: иногда они виделись как своего рода подготовка к христианству, но чаще как идолопоклоннические извращения. В наши дни дискуссии по этому поводу обострились. Но теологическое рассмотрение вопроса всегда остаётся именно осмыслением феномена религий с точки зрения христианства: это не беспристрастное религиоведческое изучение вопроса. 

Такие религии как индуизм и буддизм, сами не во всём претендуют на богооткровенность. Но можем мы ли априорно отрицать возможность какого-то откровения через, например, философию? В данном случае не ставится вопрос о том, кто может быть спасён. Хотя между спасением и откровением есть определённая корреляция, всё-таки мы не можем сделать вывода о том, что наличие откровения в какой-либо религии автоматически превращает её в канал спасения: ведь возможно в принципе, что полученного откровения может быть достаточно только для обличения и осуждения, но не для спасения. А с другой стороны, отсутствие в какой-либо религии откровения ещё не означает того, что её приверженцы не смогут спастись. Зададим также вопрос: не может ли, к примеру, буддист, получить спасительное откровение из порядка творения, а не из собственно буддизма? И почему нельзя предположить, что благодать непосредственно подвигнет волю человека к спасительной вере, не прибегая к какому-то специальному откровению? Вопросы сотериологического характера не входят в рассматриваемую сейчас проблематику. 

Сейчас мы обратим внимание только позиции разных теологов относительно наличия или отсутствия божественного откровения в нехристианских религиях. Некоторые полагают, что в отсутствие библейского откровения можно говорить только о наличии «естественного откровения», но не сверхъестественного (иногда говорят в этом же смысле об «общем» откровении в противовес «специальному», либо о «космическом откровении» в противовес «историческому»). Если можно говорить о какой-либо разновидности откровения в той или иной религии, то надо понять, в каком отношении это откровение находится к откровению христианскому. Здесь может быть очень много разных вариантов.

Некоторые теологи считают, что иное откровение может случить своего рода подготовкой к принятию христианского откровения. Другие говорят, что оно может обладать только слабой причастностью к тому, что в полноте мы находим в христианском откровении.  Есть и такие, кто утверждает, что откровения различных религий взаимно дополняют друга. Также имеется богословское мнение, что откровение во всех религиях принципиально одно и то же, но только содержится в них в различающихся перспективах. Наконец, есть позиция, считающая, что откровения различных религий различны, но каждое из них полезно для людей, и христианству, в частности, следует усвоить то доброе, что есть в других откровениях. При этом сторонники этой позиции считают, что нельзя назвать ни одно из откровений лучшим или более высоким, чем остальные. 

Когда христиане размышляют о небиблейских откровениях, им необходимо учитывать, что этот вопрос подразумевает одну серьёзную богословскую проблему. Во-первых, христианство утверждает, что Иисус Христос — центр, полнота и совершенство всякого возможного откровения. Во-вторых, Благая Весть говорит о спасительном замысле Бога в отношении всего человечества. Это не Благая Весть для одних только христиан. То есть, уже внутри самого христианства заложено некоторое напряжение между универсализмом и партикуляризмом. Неудивительно поэтому, что одни христиане убеждены, что нет никакого откровения вне Иисуса Христа, а другие — что Бог открывает себя каждому человеку. Именно это напряжение и побуждает теологов рассматривать вопрос о различных откровениях и том, как разные религии соотносятся друг с другом. 

Говоря о пяти моделях, описанных Даллесом, можно заметить, что первая, вторая и четвёртая модели, которые не очень благоволят к понятию символа как средства Откровения, тем не менее всё-таки допускают, как правило, что в других религиях мира может содержаться откровение. Третья же и пятая модели вообще не видят особой проблемы в том, чтобы признать, что откровение содержится в любой религии, а некоторые теологи этих моделей при этом релятивизируют христианское откровение. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded