alexander_konev

Category:

Пропозициональная модель о возможности откровения в небиблейских религиях

Как можно ожидать, суждение теологов пропозициональной модели понимания откровения относительно возможности откровения в небиблейских религиях зависит от того, обнаруживают ли эти теологи в иных религиях носящие характер откровения пропозициональные истины, которые были бы сходны с библейскими. Здесь нам надо отметить отличия позиции протестантских евангелистов от позиции католических неосхоластиков. Консервативные евангелисты считают, что специальное откровение мы не можем найти нигде, кроме как в Библии, но в то же время на основании таких текстов как Деян 17,17 и Деян 17,22–31 а также Рим 1,18–20 и Рим 2,15 говорят, что Бог свидетельствует о себе перед всеми народами, и это свидетельство представляет собой «общее откровение». Такое универсальное откровение, тем не менее, недостаточно для спасения. Протестантский теолог Уолдрон Скотт говорит, что Бог открывает себя посредством природы, и этот свет божественного откровения затем проявляется в религиях мира. И тем не менее, люди отвергают его и не узнают Бога таким, каков он по истине. Свою религиозность они используют для того, чтобы покинуть Бога[1]. В целом евангелические протестанты избегают того, чтобы понимать небиблейские религии как возникшие в результате откровения Бога. 

Неосхоласты обычно не используют термины «специальное откровение» и «общее откровение», предпочитая говорить о богооткровенной религии и религиях естественных. Но в отношении естественной религии они сохраняют, тем не менее, умеренный оптимизм. Говоря об откровении естественном в противоположность сверхъестественному, некоторые авторы полагают, что само по себе оно состоит в следовании здравому разуму. Но при этом все существующие небиблейские религии так или иначе повреждены воздействием человеческого греха[2]

Некоторые неосхоласты, такие как Герард ван Ноорт, склонны считать, что естественная религия имеет свои истоки в «примитивном откровении», то есть некотором откровении, имевшем место в доисторическую эпоху, ещё до Моисея. Именно благодаря этому первоначальному откровению нынешние небиблейские религии имеют те благородные элементы, которые мы в них можем наблюдать. Эта теория пробрела широкую известность благодаря венскому антропологу Вильгельму Шмидту SVD и его фундаментальному 12-томному труду Ursprung der Gottesidee (1921–55). Современные этнологи и специалисты по истории религий довольно скептически относятся к теории Шмидта, согласно которой для примитивных культур был характерен монотеизм. 

В любом случае, далеко не все теологи пропозициональной модели считают, что современные небиблейские религии являются результатом рациональной дедукции из устройства сотворённого мира либо из некоего «примитивного откровения», которое передавалось с незапамятных времён из поколения в поколение. А те аргументы, говорящие в пользу небиблейского откровения, которые можно было бы извлечь из истории спасения или мистического опыта разных народов, первая модель не принимает по причине своей фиксированности на пропозициональной форме. 

    

[1] См. Scott W., “No other name — an Evangelical Conviction” в Christ’s Lordship and Religious Pluralism, Maryknoll: Orbis, 1981, с. 66

[2] См. van Noort G., The true religion, Westminster: Newman, 1969, с. 9

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded