alexander_konev

Category:

Фундаментальная теология в послесоборном периоде

В период по окончании Второго Ватиканского Собора фундаментальная теология обнаружила, что стоит перед двумя большими опасностями: первая из них заключалась в ослаблении связи между двумя её базовыми составляющими, а вторая состояла в том, что фундаментальная теология по причине постоянного расширения сферы своих интересов мало-помалу начала превращаться в «священную науку обо всём на свете». 

Удивительно, что такой Декрет Второго Ватиканского Собора, как Optatam Totius, посвящённый вопросам подготовки семинаристов ко священству, даже не упомянул о существовании фундаментальной теологии. В результате некоторые семинарии и факультеты теологии решили пожертвовать этой дисциплиной: чаще всего её содержание разделяли между несколькими различными курсами. Вопрос об историчности Евангелий и о достоверности Откровения был передан в ведение экзегезиса, а вопросы о богодухновенности и о взаимосвязи Откровения с Преданием отошли к курсу «введения в теологию». Та задача, которая является одной из важнейших для фундаментальной теологии, оказалась во многом забытой в процессе этого устранения дисциплины из семинарских курсов. Тем не менее, Апостольская Конституция Sapientia Christiana от 1979 года назвала фундаментальную теологию обязательной и важнейшей дисциплиной.

Вторая опасность была в том, что область богословских проблем, которые считали своими те, кто занимался фундаментальной теологией, постоянно расширялась. Можно сказать, что отчасти это было вызвано бурным развитием библейских и исторических дисциплин, развитием экуменического движения и различных наук о человеке. Но в итоге фундаментальная теология стала превращаться в нечто вроде энциклопедии, которая включает в себя вообще всё. Как следствие, она стала утрачивать присущую ей роль организующего центра: всё более устремляясь от центра к периферии, она начала терять свой особый характер. Но если мы говорим о том, что должно отличать фундаментальную теологию от других дисциплин, то надо отметить её особый объект, метод и структуру. 

Фундаментальная теология не является ни разновидностью теодицеи, ни введением в богословие, ни догматикой: её собственный предмет — это само-манифестация Бога в Иисусе Христе, а также само-достоверность этой манифестации, и это никогда не было предметом догматики. Для новой идентичности дисциплины важно, что знак достоверности Откровения неотделим от личности Иисуса Христа. Все остальные знаки достоверности являются как бы «эманациями» самой личности Христа.

К специфике фундаментальной теологии относится её метод, который можно назвать «методом интеграции» (Latourelle), поскольку он сочетает догматический и исторический подходы. С одной стороны, согласно классической формуле, теология исходит от веры и приходит к пониманию, а вера базируется на Библии как богооткровенном тексте и Церкви как богоустановленной институции. С другой стороны, фундаментальная теология исследует событие специального откровения историко-критическими, гуманитарными инструментами. При этом она использует методы, предоставленные философией, чтобы опираться скорее на внутреннюю силу Откровения, чем на авторитет Церкви. 

Такая интеграция методов соответствует «кенозису» воплощённого Слова; разделить эти методы так же невозможно, как отделить Откровение-Тайну от Откровения-события или как отделить Церковь-Таинство от Церкви-институции. Хотя надо заметить, что классическая апологетика как раз разделяла Откровение-Тайну и Откровение-событие, занимаясь лишь последним, и оставляя первое в ведение догматики. Метод интеграции обоснован тем, что фундаментальная теология работает с двумя аспектами откровения, Тайной и событием, и если первый аспект исследуется догматическим методом, то второй — методами гуманитарных наук. 

Говоря о той структуре дисциплины, которая в итоге исторически установилась, можно отметить, что немецкие теологи в целом остаются верными трёхчастной схеме (demonstratio religiosa, demonstratio christiana, demonstratio catholica). Теологи, пишущие по-французски, по-испански и по-итальянски, во многом следуют линии Второго Ватиканского Собора, подчёркивая христоцентрические, библейские и герменевтические моменты. В англоязычном мире в основном идут за немецкими авторами, но проявляют также большой интерес к языковым вопросам (теология знака и символа). [1]

    

[1] Latourelle R., Fisichella R., Dizionario di Teologia Fondamentale, Cittadella Editrice: Assisi 1990, p. 1253–57

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded