alexander_konev

Category:

Проповедь о. Хосе Марии Вегаса на 23 воскресенье рядового времени

Сегодняшнее Евангелие начинается загадочными, почти возмутительными словами, противоречащими, казалось бы, не только самому духу Евангелия, целиком заострённого на новой заповеди любви, но даже и (ветхим) заповедям закона Божия, которые, а именно четвёртая, завещают почитать отца и мать. Иисус, излагая условия для того, чтобы быть Его учеником, говорит, что для этого необходимо «возненавидеть» отца, мать, жену (мужа), детей, братьев и сестёр, а притом и жизнь свою. Если мы прочтём разные переводы этого отрывка, мы обнаружим термины, столь различные как «ненавидеть», «оставить на потом», «презреть», и проч. Сама же греческая версия использует глагол «myseo», буквально означающий «ненавидеть». Разве вера и любовь ко Христу и Богу влекут за собой конфликт как раз в наиболее непосредственных человеческих взаимоотношениях, а потому избрать веру и любовь Божию означает отречься или, по крайней мере, отодвинуть их на второй план?


На самом же деле, по всей видимости, за глаголом «ненавидеть», использованным св. Лукой, скрывается недостаточность арамейского субстрата, которому недостаёт оттенка, выражаемого нами глаголом «предпочесть». Такая форма понимания этого странного «ненавидеть» (или «презреть», или «оставить на потом») подтверждается версией того же отрывка в Евангелии от Матфея, выраженной положительно: «кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня» (Мф 10, 37).
И правда, Иисус призывает нас к радикальному, бескомпромиссному выбору, означающему поставить Его на абсолютно первенствующее место, на вершину чувств и предпочтений. Лишь таким радикальным, лишённым полутонов способом можно воистину последовать за Ним, быть Его учеником. Такое глубокое, исключительное предпочтение, из которого следует «оставить на потом» даже наиболее непосредственные эмоциональные связи, не означает уменьшения или ослабления любви, которой мы обязаны нашим близким, нашим родителям, братьям, жене или мужу, детям… Напротив, абсолютный выбор в пользу Иисуса как нашего единственного Господа и Учителя, исцеляет, очищает и укрепляет нашу способность любить каждого, в том числе и самых близких, потому что даёт ей новую меру. Эта мера – как раз Сам Христос и та любовь, которой Он Сам нас возлюбил. Приписка «а притом и жизни своей» изъясняет последнее: это Христос презрел собственную жизнь, отдав её за нас на Кресте. Отсюда же отсылка ко Кресту: чтобы идти вослед Христу и быть Его учеником, необходимо принять, взяв на плечи, крест. А это означает не что иное, как готовность любить даже до полной отдачи собственной жизни. Любить, отдавая жизнь (презрев собственную жизнь), означает принять решение любить без условий, ставить любовь превыше любых интересов, увлечений, ценностей, которые могли бы оспорить у источника любви (а это Сам Христос) первое место в наших чувствованиях, в «ordo amoris» («порядок любви» – лат.) нашего сердца.
Предпочесть Иисуса исключительно и бескомпромиссно – это соединиться с источником истинной любви, Самим Богом. Да, это так, любая человеческая любовь приходит от Бога. Но все мы знаем, насколько человеческая любовь поражена ранами и болезнями, ослаблена, обусловлена себялюбием, а потому затруднена многочисленными интересами, увлечениями и ценностями, постоянно соперничающими в нас за это «первое место», на которое заявляет свои права Иисус. Такое малокровие нашей любви проявляется также и в наиболее близких и непосредственных отношениях. Сколько раз сами родители избавляются от маленьких детей, требующих внимания и любви, ставя им ДВД, чтобы те им не мешали, пока они, к примеру, смотрят футбольный матч! Многие супружеские пары дурно заканчивают из-за неспособности взять на себя свой собственный крест неизбежных ограниченности и изъянов другого. Многие семейные связи разрушаются из-за идеологических или экономических споров: порой за большое наследство, порой за «разбитое корыто»…
Поставить Христа на первое место и предпочесть Его всему означает ценить сокровище отношений, семейных связей, дружбы сильнее наших увлечений или личных мнений, убеждённости в собственной «правоте» или великого или малого богатства, которое искушает нас столь сильно, забрать же которое с собой в могилу мы не способны. Теперь мы можем также понять, почему Иисус в завершение своего призыва осуществить радикальный выбор, чтобы быть Его учениками, включает, кроме того, отречение от всех материальных благ. Это не означает, что все, или даже большая часть, должны сбросить с себя всё, что имеют, чтобы быть христианами. Скорее – что и мы тоже должны поставить нашу веру во Христа прежде всякого материального интереса, всякого себялюбия, отягчающего и затрудняющего нашу способность любить.
Следование за Христом – это начинание, которое стоит тщательно взвесить. Предпринять его без необходимой готовности, стараясь совместить веру с умонастроением и формами отношений, не совместимыми с ней – это стать на путь в никуда, ввязаться в заранее проигранный бой. Если, чтобы строить башни и выигрывать битвы, нужно располагать соответствующими средствами, то чтобы быть способным стать истинными учениками Иисуса, нам тоже нужно быть готовыми собрать необходимые средства, возделывая в нашей жизни душевный настрой, сообразный с исповедуемой верой. На самом деле, приобретение таких «средств» может быть осуществлено лишь в живом контакте с Учителем, который их нам являет и своей благодатью вместе с нашим соработничеством даёт им в нас расти. Нельзя научиться принимать собственный крест, кроме как в школе Того, Кто отдал свою жизнь на Кресте; невозможно предпочесть Христа собственной жизни, кроме как если мы жизнью связаны в вере, молитве и таинствах с Ним, презревшим собственную жизнь ради нашей любви.
Чему-то подобному учит нас и Соломон в первом чтении. Он, считавшийся наимудрейшим человеком своего времени, вынужден признать, что все человеческие знания, вся философия и наука, приобретаемые нами с великим трудом и с примесью великих заблуждений, не могут быть сравнимы с Премудростью, которую Бог вручает тем, кто открыт к Его учению, которую только от Него и возможно получить, с Премудростью спасающей, Премудростью любви. Иисус – Учитель такой премудрости, посланной нам Богом. Мы говорили вначале, что это кажущееся противоречие между любовью ко Христу и к близким разрешается, когда мы понимаем, что предпочесть Христа – это наилучший способ любить родителей, детей и братьев по правде и без себялюбия. Читая послание св. ап. Павла к Филимону, это сокровище первого поколения христиан, мы, кроме того, понимаем, что благодаря такому предпочтению наша способность любить бесконечно расширяется, преодолевая все границы и достигая всех на свете. Во Христе, Сыне Божием, мы понимаем, что все люди без исключения – наши братья. Без громких заявлений и выступлений (из тех, что нравятся сегодняшней публике, но которые обычно остаются лишь на бумаге) против чудовищной бесчеловечности рабства, Павел ограничивается тем, что раскрывает перед своим другом и учеником Филимоном, что Онисим, его раб, его собственность, это, на самом деле, его брат во Христе. Без торжественной идеологической похвальбы, Павел запустил глубинную бомбу, которой предстояло покончить с той ненавистным и богопротивным общественным институтом. И здесь мы видим со всей ясностью, со всей силой, до какой степени предпочесть Христа более всего – это лучший способ любить всех любовью чистой и от всего сердца, преодолевать преграды и ссоры, закладывать основы нового, братского мира.

О. Хосе Мария Вегас, C.M.F.
Перевод: С. Денис Малов, C.M.F.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded