Александр Конев (alexander_konev) wrote,
Александр Конев
alexander_konev

Categories:

Интересная заметка по поводу "mind/brain problem"

Оригинал взят у olgaw в Не прошло и десяти лет
В 2008 году я прочла:

«…материализм, добившийся ныне столь полного господства в академическом мире, что над сторонниками дуализма души и тела в наши дни просто смеются, не воспринимая их всерьез как возможных участников диалога»
(Майкл Рей, Майкл Мюррей. Введение в философию религии, 2008, ст. 377)
«… в самом ли деле против дуализма существуют доводы настолько сильные, что (как это обыкновенно утверждается или подразумевается) всякого дуалиста можно попросту счесть упрямцем или глупцом?»
(там же, стр. 378)
«»Как мы уже говорили, с дуализмом обычно не спорят – над ним потешаются. Но здесь, как это часто случается в философии, обращение к насмешке лишь свидетельствует об отсутствии серьезных аргументов. А когда это становится очевидным, то уже сама насмешка начинает казаться смехотворной»
(там же, стр. 381).


Не прошло и десяти лет, и я прочла:

Журнал EPISNEMOLOGY & PHILOSOPHY OF SCIENCE, 2015, Т. XLIV № 2

Игорь Гарибович Гаспаров
Современный дуализм: попытка защиты
(Рецензия на книгу: Contemporary Dualism. 2014)

За последние пять лет наряду с рецензируемым ниже изданием
Вышло в свет несколько сборников, посвященных защите современного дуализма (Koons and Bealer, 2010; Baker and Goetz, 2011). Несмотря на то, что физикализм по-прежнему занимает доминирующую позицию среди современных работ по проблемам сознания, начиная с 1990-х гг. можно говорить если не о ренессансе дуализма, то по крайней мере о его некотором оживлении. Другими словами, дуализм вернулся в философскую повестку дня и обсуждается как серьезная альтернатива материализму. Основной причиной этого стала, по мнению сторонников дуализма, принципиальная неспособность материализма дать адекватное объяснение таким характеристикам психических явлений, как интенциональность и субъективность. При этом сам дуализм также претерпел значительные изменения и обновил свой облик. Во-первых, среди философов возросла неудовлетворенность физикалистскими объяснениями сознания. Это подтверждают последняя книга Томаса Нагеля (Nagel. 2012) и уже давно известная критика современной научной картины мира Питером Ангером (Unger. 2005) . Во-вторых, на рынке философских идей появились новые разновидности этой позиции- эмерджентный дуализм и другие варианты некартезианского дуализма , которые в целом можно охарактеризовать как натурализацию дуализма. В-третьих, в своей аргументации сторонники современного дуализма опираются не только на традиционные априорные аргументы против материализма, известные со времен Р. Декарта , Дж. Беркли и .г. Лейбница, но и на данные современных эмпирических исследований. В-четвертых, сами эмпирические исследователи, правда, скорее косвенно, нежели напрямую, - стали более лояльно относиться к дуализму. Наиболее яркими примерами могут служить недавние заявления Кристофа Коха (Koch, 2012) и Джулио Тонони (Tononi, 2012). Рецензируемый сборник, отражающий перечисленные выше тенденции, включает 13 самостоятельных статей и введение, написанное издателями Андреа Лавацца м Ховардом Робинсоном. Статьи распределены по четырем разделам: «Границы материализма», «Дуализм и эмпирические исследования», «Картезианский дуализм субстанций» и «Некартезианский дуализм».
В первом разделе читатель может познакомиться с работами, посвященные критике материализма в философии сознания, и попытками показать, что дуализм предлагает более удачное объяснение сознания. Раздел представлен статьями Дэвида Лунда , Уве Майкенера и Андреа Лавацца. Наиболее оригинальной является работа последнего «Problems of Physikalism Regarding the Mind», в которой автор приводит аргументы в пользу того, что физикализм в отношении сознания в союзе с эволюционистским пониманием происхождения мозга имплицируют контингентный характер законов логики и допускают существование несоизмеримых между собой концептуальных схем, что в свою очередь ставит под вопрос универсальный характер не только логики, но и морального закона.
Второй раздел посвящен соотношению дуализма и эмпирических исследований. Здесь значительный интерес представляет работа Риккардо Мазотти и Паоло Модерато «Neuscience; Dualism in Disguise» . В ней авторы представляют аргументы в пользу того, что современная нейронаука, несмотря на весомый прогресс в области исследований механизмов работы клеток головного мозга, мало продвинулась в понимании природы самого сознания по той причине, что руководствовалась в этих исследованиях противоречивыми посылками, по существу исключающими возможность решения проблемы сознания. С одной стороны, нейронаука предполагает что физическая реальность по определению не может включать в себя какие-либо ментальные свойства 9интенциональность или субъективность) , а с другой стороны, утверждает, что сознание, обладающее всеми этими свойствами, каким-то образом способно находиться внутри одного полностью материального объекта – центральной нервной системы. По мнению авторов, именно одновременное принятие этих двух идей заставляет современных нейроученых вводить в научный оборот различные сущности с неопределенным онтологическим статусом, как, например, «информация» или «ментальная репрезентация», что является замаскированным признанием дуализма. Авторы объясняют такую стратегию реакцией современной нейронауки на неспособность примирить собственные постулаты, приведенные выше. В целом, я думаю, что итальянские авторы правы в своих замечаниях о состоянии современной науки. Однако среди нейроученых есть и такие, кто эксплицитно признает реальный онтологический статус за психическими сущностями, открыто принимая дуализм. Хорошим примером такой позиции является «материальный дуализм» Джона Смитиса (Smythies , 1994). Согласно этой позиции, психические репрезентации, вопреки мнению Декарта не лишены протяженности, и образуют собственное трехмерное пространство , дополняющее наше привычное физическое пространство, также имеющее три измерения.
В другой статье известный специалист в области квантовой механики Генри Пирс Стэпп, развивая «квантовую теорию сознания, предлагает оригинальный ответ на вопросы, поднятые экспериментами Бенджамина Либета, относящимися к возможности свободного выбора субъектом своих действий. Стандартная интерпретация этих экспериментов исходит из следующего. Индивид не может свободно инициировать свое действие, поскольку если верно, что причина всегда предшествует следствию, то свободное решение должно быть осознано индивидом раньше, чем мозг начнет посылать импульс, задействующий члены, приводящие это решение в исполнение, тогда как данные, полученные Либетом в ходе экспериментов, кажется, свидетельствуют об обратном. Согласно этим данным, сначала в мозгу возникает потенциал готовности и лишь затем индивид фиксирует свое сознательное решение совершить действие. Стэпп полагает, что фиксация в мозге потенциала готовности должна интерпретироваться как возникновение в сознании репрезентации возможных последствий совершаемого действия, которые всегда предшествуют принятию решения о его совершении или несовершении.
Наконец, в последней статье данного раздела австрийский философ Мартина Фюрст из Грацкого университета предлагает оригинальную трактовку «стратегии феноменальных концептов», которая является одним из наиболее популярных ответов на антифизикалистские аргументы в стиле Фрэнка Джексона. Фюрст приводит детальный анализ литературы, посвященный «стратегии феноменальных концептов», и приходит к выводу, что сторонникам физикализма не удается удовлетворительно объяснить, почему идеальный физик Мэри узнает некие новые факты о мире после того, как покинет черно-белую комнату, несмотря на то, что она и до этого обладала знанием всех физических фактов о нашем мире. Критика Мартины Фюрст направлена прежде всего на концепцию Дэвида Паттино. Она полагает, что ему не удается дать адекватное объяснение того, как работают феноменальные концепты, и приводит аргументы далее в пользу того, что сами феноменальные концепты предполагают существование нефизических референтов.
Третий раздел посвящен картезианскому дуализму. Ричард Суинберн в своей работе «What Makes Me Me? A Defense of Substance Dualism» приводит аргументы в поддлержку отождествления личности с простой нематериальной субстанцией, которая лишь контингентным образом соединена с тем или иным физическим телом. В статье под заголовком «Naturalism and the Unavoidability of the Cartesian Perspective» Ховард Робинсон отстаивает тезис, что если верна идея о каузальной замкнутости физического, то такие науки, как химия, биология, психология, не могут иметь самостоятельной функции. Робинсон выступает в пользу тезиса, что перспектива первого лица не может быть полностью устранена из науки и что наука зависит от нее. Ральф Уолкер выдвигает тезис, что ментальное является нередуцируемой сферой реальности, поскольку она в отличие от физических объектов чувствительна к объективным требованиям разума. Этот способ воздействия принципиально отличен от каузальных отношений, присутствующих в материальном мире. Интересно, что подобное традиционно кантианское различие между причинами и доводами Уолкер использует для обоснования тезиса о картезианском дуализме субстанций, который он защищает во второй части своей статьи.
Последний, четвертый раздел книги посвящен некартезианским формам дуализма. Здесь представлены четыре автора, которых объединяет прежде всего то, что они не разделяют ни тезис материализма, ни тезис катерзианского дуализма. На мой взгляд, наиболее интересной работой этого раздела является статья ныне уже покойного профессора Даремского университета Эдварда Джонатана Лоу «Why My Body is not Me: The Unity Argument for Emergentist Self-Body Dualism». Он приводит оригинальный аргумент в пользу того, что личность должна быть признана онтологически базовой категорией. Суть аргумента состоит в том, что если мысль не может существовать без субъекта, то моя мысль не может существовать без меня. Лоу пытается показать, что ни один материальный объект – будь то целый живой организм, или его часть – не является необходимым для существования всех моих мыслей. Следовательно, делает он вывод, я не могу быть тождествен никакому материальному объекту. И поскольку антиреализм относительно моего существования кажется сомнительным, личность, или субъект мысли, должны быть признаны в качества фундаментального и ни к чему несводимого элемента реальности. При этом Лоу отказывается отождествлять личность с картезианской душой, аргументируя тем, что ее природа находится за пределами его понимания. Позиция Лоу сродни позиции Линни Райдер Беккер (Baker, 2000) с тем различием, что Бейкер позиционирует себя как сторонница материализма, в то время как Лоу говорит об эмерджентном Я (Self) и отказывается отождествлять свою позицию с материализмом. На мой взгляд, концепции и Бейкер, и Лоу страдают одним и тем же недостатком: трудно понять, как личности, если они представляют собой онтологические базовые сущности, соотносятся с другими привычными нам «естественными видами», такими, как физические частицы или живые организмы.
Оставшиеся работы нагладно демонстрируют разнообразие позиций и тем, объединенных лейбом некартезианского дуализма. Чарльз Талиаферро в статье «Promise and Sensibility of Integrative Dualism» аргументирует в пользу трех связанных между собой тезисов. Во-первых, перспектива первого лица концептуально предшествует перспективе третьего лица. Во-вторых, естественной установкой для дуалиста является неразрывная связь между душой и телом, а не отделение одного от другого. В-третьих, вопреки общепринятому мнению для дуалиста взаимодействие между душой и телом не является такой загадкой, как это представляется физикалистам.
Уильям Хаскер в статье «The Dialectic of Soul and Body» обращается к проблемам томистского дуализма. Он утверждает, что хотя восходящая к св. Фоме Аквинскому концепция человека как единства души и тела обладает важными преимуществами по сравнению с картезианским дуализмом, ни она, ни ее современные модификации (в качестве примера Хаскер рассматривает концепцию Джеймса Портера Морлэнда) неспособны ответить на вызовы современной науки в лице дарвинистской теории эволюции. В связи с этим Хаскер выступает в пользу эмерлдентного дуализма, который, по его мнению, сохраняет достоинства томистской концепции личности , но лишен ее недостатков, в частности он хорошо сочетается с современными представлениями об эволюции. Статья Дэвида Скрбины посвящена двухаспектной теории сознания. По мнению автора, эта позиция удачно объединяет преимущества традиционно конкурирующих между собой теорий – дуализма и материалистического монизма.
Если оценивать сборник в целом, то следует сказать, что благодаря разнообразию представленных в нем авторов и тем читатель получит разностороннее представление о современном дуализме как живом и интересном явлении, знакомство с которым может быть полезным не только для тех, кто так или иначе отождествляет себя с этой позицией, но и для тех, кто хочет взглянуть на проблему современной философии сознания с точки зрения, отличающейся от ортодоксальной

Мое маленькое замечание.
По опытам Либета – результаты есть просто следствие из модели сознания, основанной на разделении двух различных явлений – обработки информации и осознания информации. Обрабатывает информацию мозг, однозначно. Сознает не мозг, тоже однозначно. И нельзя осознать то, чего еще нет
http://olgaw.livejournal.com/78604.html
http://olgaw.livejournal.com/78119.html
http://olgaw.livejournal.com/77641.html
Итак, субстанциальный дуализм возвращается в философию сознания
Tags: философия сознания
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments