Александр Конев (alexander_konev) wrote,
Александр Конев
alexander_konev

Category:

Томас Альтицер о восточном мистицизме

«Наше исходное суждение по поводу восточного мистицизма будет состоять в том, что он представляет путь радикального отрицания мира. Выступая против содержания обычного сознания и всех форм опыта, которые свойственны как внешнему, так и внутреннему миру индивидуальной личности, это направление религии стремится к полному отрицанию непосредственных явлений действительности. Восточный мистицизм выступает против самостоятельности того, что является перед ним, рассматривая существующую действительность в качестве точки отсчета для своего собственного движения отрицания. Это движение радикального отрицания связано с проникновением внутрь священной первоначальной Тотальности — Тотальности, содержащей в единстве все те антиномии, которые пронизывают отчужденное существование Мира и человека. Преодолевая мифологические и ритуальные формы общинной религии, высшие формы мистицизма восходят в чистую область первоначальной Тотальности. Независимо от того, будет ли эта Тотальность символически обозначаться как Брахман-Атман, Нирвана, Дао или Шуньята, она всегда обнаруживается в мистической форме как первозданное непорочное состояние космоса…
Вопреки тем критикам, которые настаивают на том, что это отрицательное движение восточного мистицизма полностью отделяет его от пророческой веры Библии или иудео-христианско-исламской традиции, мы должны признать, что это движение отрицания в определенной мере присуще всем формам религии. Религия должна по необходимости выступать против непосредственности и самостоятельности как личности, так и космоса. Гегель считал, что религия совпадает с диалектической или с подлинной философией в той мере, в какой обе отрицают данное.  «Ибо религия так же не признает конечность истинным бытием, чем-то последним, абсолютным; или, иначе говоря, чем-то неположенным, несотворенным, вечным». Мистик переворачивает греховный порядок истории и космоса с тем, чтобы вернуться к непорочному Началу. В то время как вера пророков Ветхого Завета и вера раннего христианства были направлены вперед, к будущему эсхатологическому Концу, разнообразные формы восточного мистицизма сосредотачиваются на движении назад, к первоначальной Тотальности, — на процессе космической и исторической инволюции, в ходе которого все вещи возвращаются в свою непорочную форму…
Именно потому, что восточный мистический путь добивается отрицания всей той реальности, которую западное сознание знает как Бытие, он должен представляться нам путем радикального отрицания мира. Однако восточный мистицизм, как и все высшие выражения религии — будь то на Востоке или на Западе, — идет по диалектическому пути. Он стремится к тотальному отрицанию «бытия», которое проявляется в мире, как к средству для преобразования времени в вечность, или для раскрытия греховной формы мира как изменяющейся маски непорочной Тотальности.  В высших формах восточной религии то, что покажется нам просто отрицанием мира, является, по сути, обновлением повторением Тотальности Начала. С диалектической точки зрения, абсолютное отрицание мирского тождественно тотальному утверждению священного. В соответствии с этим, в центре восточного мистицизма находится символ coincidentia oppositorum…»
 
Tags: вера, духовность, мистика, религия, теология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments