Александр Конев (alexander_konev) wrote,
Александр Конев
alexander_konev

Categories:

О предписании «херема» в Ветхом Завете

Документ Папской Библейской Комиссии освещает одну из трудных проблем библейской интерпретации, которая нередко сбивает с толку как неверующих, так и христиан (вспомним недавние высказывания на этот счёт о. Всеволода Чаплина). Приведу фрагмент из текста документа, где рассматривается вопрос о так называемом «заклятии».

«В книге Второзакония мы читаем, что Бог приказал Израилю заклясть ханаанские народы и предать их истреблению (Втор 7,1–2; 20,16–18); приказ верно выполнялся Иисусом Навином (Ис Нав 6–12) и был полностью исполнен в эпоху царей (ср. 1 Цар 15). Этот литературный блок является достаточно проблематичным — даже более, чем все войны и массовые избиения Ветхого Завета; если из него делают программу для националистической политики и оправдания насилия в отношении других народов, это всегда заслуживает безусловного порицания, поскольку извращает смысл слова Библии.
С самого начала необходимо отметить, что эти рассказы не имеют характера исторического отчёта: в самом деле, во время настоящей войны стена города не падает от звука трубы (Ис Нав 6,20); также вряд ли можно в реальности мирно поделить земли путём жеребьёвки (Ис Нав 14,2). С другой стороны, норма Второзакония, предписывающая истребление хананеев, обретает свою письменно зафиксированную форму в тот исторический момент, когда эти народы уже не обнаруживались более в земле Израиля. Необходимо правильно учитывать литературный жанр этих повествовательных традиций. Как уже подсказали лучшие толкователи патристической эпохи, рассказ о завоевании надо видеть как своего рода притчу, выводящую на сцену персонажей, имеющих символическое значение; закон истребления требует не буквального истолкования, точно так же, как и заповедь Господа отсечь себе руку или вырвать глаз во избежание соблазна (Мф 5,29; 18,9).
Остаётся, однако, ещё предложить возможный подход к чтению этих трудных страниц. Первый спорный аспект уже упомянутой литературной традиции — это завоевание, понятое как изгнание бывших ранее обитателей с занятием их места. Неубедительно апеллировать к тому, что Бог имеет право распределять земли, оказывая предпочтение своим избранным (Втор 7,6–11; 32,8–9), поскольку в этом случае не учитываются законные требования автохтонных народов. Более убедительные маршруты для объяснения предлагает сам библейский текст. Во-первых, рассказ представляет конфликт между двумя группами различной экономической и военной мощи: могущественными хананеями (Втор 7,1; ср. также Числ 13,33; Втор 1,28; Ам 2,9; и т.д.) и слабыми безоружными израильтянами. Идеальная модель рассказа не повествует о преимуществе более сильного, но, напротив, говорит о триумфе слабого, согласно «сюжету», хорошо засвидетельствованному на протяжении всей Библии, вплоть до Нового Завета (Лк 1,52; 1 Кор 1,27). Пророческое прочтение истории видит в победе слабых и «святой» войне осуществление Царства Господа на земле. Кроме того, согласно библейскому свидетельству, Бог считал хананеев виновными в тяжелейших преступлениях (Быт 15,16; Лев 18,3.24–30; 20,23; Втор 9,4–5; и т.д.), среди которых было убийство собственных детей в извращённых ритуалах (Втор 12,31; 18,10–12). Рассказ, таким образом, показывает осуществление божественного суда в истории. Иисус Навин показан как «раб Господень» (Ис Нав 24,29; Суд 2,8), принявший поручение исполнителя правосудия: его победы постоянно приписываются Господу с его сверхчеловеческой мощью. Литературный мотив суда над народами начинается уже в повествованиях о первоначальном происхождении, но как видно из пророческих книг и апокалиптических текстов, суд распространится на различные народы, и каждый народ (включая даже Израиль) будет судим Богом.
Теперь с учётом этой литературной линии будет понятен и закон «истребления» с его точным исполнением верными Господа. Такая норма вдохновляется сакральным пониманием народа завета (Втор 7,6), которое должно указывать в самых решительных выражениях на радикальное отличие этого народа от всех прочих. Понятно, что Бог не приказывает совершить насилие, которое оправдывалось бы религиозными мотивами, но требует послушания требованиям справедливости — аналогично судебному преследованию опасного преступника (будь он индивидуумом или группой лиц), его осуждению и смертному приговору со стороны царя. Пожалеть преступника и пощадить его было бы актом непослушания и несправедливости (Втор 13,9–10; 19,13.21; 25,12; 1 Цар 15,18–19; 3 Цар 20,42). В этом случае действие, которое внешне кажется проявлением насилия истолковывается как забота об искоренении зла и защита общего блага. Эта литературная линия корректируется со стороны других линий — среди которых находится так называемая священническая — которые насчёт тех же самых фактов, напротив, обозначают направление выраженного пацифизма. Поэтому нам следует понимать всю историю завоевания как своего рода символ, аналогичный тем, о которых мы читаем в некоторых евангельских притчах о суде (Мф 13,30.41–43.50; 25,30.41; и т.д.); эта история —повторяем — должна читаться вместе с другими библейскими страницами, которые говорят о сострадании Бога и его прощении как о горизонте и о цели всего спасительного действия в истории Суверена всей земли, а также как об образце для справедливого поведения людей.»
Tags: Библия, герменевтика, документы, теология, экзегетика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment